Храм Русской Православной Церкви Святого Великомученика Димитрия Солунского в Шверине (Германия)

Уважаемые посетители, следите за расписанием Богослужений, объявлениями и новостями сайта, читайте полезные публикации, просматривайте фотографии событий общины, оставляйте ваши отзывы и пожелания в гостевой книге нашего Храма, а также ознакомьтесь с творчеством наших прихожан. При Храме действует воскресная школа для детей от 4 до 14 лет.

Эволюция супер-Марио

Опубликовано 20.03.2018

Священник Сергий Бегиян

Мое осмысленное детство проходило в конце 1980-х – начале 1990-х. Все помнят это тяжелое перестроечное время. Безработица, гиперинфляция, митинги и лозунги, купоны и обещания. Однако в детстве огорчает не столько то, что на столе нет мяса, сколько то, что за окном идет дождь и невозможно поиграть с друзьями.

Несмотря на то, что Советский Союз в это время шумно кончался, детство у меня было вполне себе советское: октябрята, пионеры, футбол, велосипеды, лыжи и книги. Как только выдавалось свободное время, мы гоняли по улице туда и сюда в поисках приключений. Атеистическое воспитание позволяло разорять чужие сады и делать разные другие глупости, в которых после пришлось каяться.

Как раз в это время в нашу жизнь потихоньку начали входить электронные технологии. По правде сказать, никто особо не знал еще, что с ними делать. Все наши мальчишеские умения в области «технологий» сводились к тому, что мы могли что-то спаять паяльником, настроить на нужную волну радио и переписать аудиокассету. Компьютеры мы видели только в кино и даже толком не знали, для чего они нужны.

Поэтому появление в нашей среде телевизионных игровых приставок стало просто открытием. Наши родители могли позволить нам лишь самый дешевый вариант – 8-битную «Денди». Да и их было мало: мы собирались по пять-шесть человек и играли по очереди. В то время эти примитивные «компьютерные» игры еще не разлучали нас, они воспринимались как продолжение совместного общения. Вот мы вместе покатались на велосипедах, побегали с криками друг за другом в «войнушку», потом побросали велики – и пошли «воевать» в «Денди». Потом бросили и это и понеслись еще куда-то. Вечером усталый завалишься в постель, откроешь книгу и читаешь до ночи. Не было какой-то особой привязанности и зависимости.

Отчасти это было продиктовано и состоянием компьютерных игр. Игровая приставка представляла собой простое устройство для считывания программы с носителя (картриджа). Когда ты выключал приставку, программа обнулялась. То есть с каждым новым включением нужно было проходить игру с самого начала. Это сразу накладывало отпечаток на все игры. Производитель понимал, что никто не будет играть в его игру сутками, поэтому почти все игры создавались так, что их можно было пройти за час-два. И даже если ты застревал где-то в середине, уже настолько надоедало снова и снова доходить до этой середины, что со временем игра откладывалась, как и та, которую смог пройти. Игры надоедали. И это было хорошо. Мы обменивались играми, и они снова надоедали – ведь их было не так много. Поэтому наибольший спрос был на игры, в которые можно было играть вдвоем – в компании с друзьями, а это, что ни говори, повод общения реального, а не виртуального.

Потом все поменялось дважды. Первый раз, когда в конце 1990-х персональный компьютер вошел во многие дома – и стало возможно сохранять прогресс в играх. Второй раз в 2000-х – уже с широким распространением интернета. С этим вообще изменилось все.

Раньше производитель компьютерной игры был довольно честен: он продавал один раз продукт, и ты его использовал. Прошел игру – получал некое самоудовлетворение, которое есть, когда ты успешно закончил любое дело. С приходом интернета появились так называемые «сетевые» игры. Производитель смекнул: зачем мучиться и придумывать все новые и новые игры, когда один и тот же продукт можно продавать снова и снова? На практике это реализуется так: игра начинается с «базового» уровня, и если игрок хочет добиваться все более высоких результатов, то он должен покупать всевозможные усилители в игре. Какие – зависит от жанра игры. Если это «стрелялка» – то новые, более мощные виды оружия, если симулятор, скажем, гонки «Формула 1», – то новые марки автомобилей, более производительные двигателя, крепкие корпуса, даже оригинальные раскраски машин и так далее.

В результате игра становится бесконечной. Все время выходят обновления, которые стимулируют интерес игроков. С точки зрения производителя и продавца игры – это гениальное бизнес-решение. С точки зрения потребителя – это просто настоящее болото. Человек уже не чувствует удовлетворения от завершения игрового процесса, как раньше, он инстинктивно пытается достичь в игре все новых высот и не может, поскольку кто-нибудь все равно впереди. И каждое новое обновление игры уменьшает достижения игрока и отбрасывает его назад.

«World of Tanks» имеет более 27 миллионов игроков, из них более 4 миллионов – на российских серверах

Если вам кажется, что эта тема не актуальна, приведу просто некоторые цифры. Например, популярная сетевая игра «World of Tanks» имеет более 27 миллионов игроков по статистике на 2017 год. Из них более 4 миллионов играют на российских серверах. Разработчики откровенно делятся информацией, что каждый год количество игроков увеличивается на 10%, а это 2,5 миллиона человек. «Постоянная аудитория геймеров “World of Tanks” перевалила за 4 миллиона приверженцев, играющих от нескольких раз в неделю до двенадцати часов в день», – сообщает сайт игры. И это только одна игра. Причем не самая популярная. Вообще же, по данным агентства «Insight ONE», по состоянию на 2014 год 58% россиян играло в компьютерные игры. Средний возраст игрока – 30 лет. 68% игроков – люди старше 18 лет.

Какие же доходы имеют производители подобных игрушек? Колоссальные, не сопоставимые с трудозатратами. Например, самая популярная сетевая игра 2017 года «League of Legends» принесла своей компании-разработчику более 2 миллиардов долларов дохода только за один прошлый год. Доходы от миллиарда долларов – обычное дело в этой области. Вообще игровой сегмент – самый прибыльный бизнес в компьютерной сфере. В среднем каждый играющий россиянин тратит на внутриигровые платежи около 15–20 долларов в месяц.

Если забавный герой игр 1990-х – итальянец Марио – должен был в виртуальном мире отыскать и спасти принцессу, то теперь он превратился в настоящего монстра по выколачиванию денег.

Чем же плохи игры? Я не буду сейчас говорить, что за последние 20 лет игры стали намного более жестокими и кровавыми, это и так понятно. Я хочу обратить внимание на один аспект, почему вредны компьютерные игры, даже если их цель – развивать ферму, а задачи – сажать капусту и разводить коров.

Чтобы понять психологический механизм действия игры, нужно обратиться к механизму действия молитвы. Как «работает» молитва? Цель молитвы – общение с Богом. Способ – собрать ум в одну точку. Насколько возможно, отбросить все попечения и помыслы, сосредоточить внимание на словах молитвы, каждое слово пропускать через сердце. Усилием воли, иногда при посредстве некоторых физических действий (например, поклонов), молящийся добивается полного очищения сердца от парящих помыслов. Тогда в очищенное сердце проникает благодать Божия и обновляет человека. От правильной глубокой молитвы рождается плод, о котором говорит апостол Павел: «Плод же духа: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание» (Гал. 5: 22–23). Это выражается, прежде всего, в вышеестественной тишине помыслов, любви ко всем без различия, желании исполнять заповеди Христовы, подвизаться против греха даже «до крови» (Евр. 12: 4).

Похожим механизмом действия обладают и компьютерные игры – правда, результат противоположный. Играющий человек напряжением внимания настолько «входит» в виртуальный мир, что все остальное исчезает для него. Как для глубоко молящегося во время молитвы нет ничего, кроме Бога и своей души, так и для геймера во время игры нет ничего, кроме компьютерного мира. Недаром некоторые геймеры надевают себе подгузники – чтобы не отвлекаться во время игры. А недавно одна фирма-разработчик компьютерных игр анонсировала уже и выпуск специальных подгузников для геймеров. Из этого легко понять степень сосредоточенности игрока. В таком «подготовленном» сердце легко оседает все эмоционально-страстное наполнение игры. И тут, если человек в игре сажает капусту или развивает ферму, еще не самый плохой вариант. Есть игры откровенно демонические, хотя элемент бесовщины присутствует практически во всех играх, кроме разве что обучающих.

Все творческие силы души геймер устремляет на прохождение игры, и в таком умственном и эмоциональном напряжении проводит многие часы. Поэтому неудивительно, что у некоторых организм не выдерживает, и дело может закончиться инсультом у подростка. Однако я опять же не хочу удлинять статью и писать про болезни геймеров, на эту тему есть много материалов.

После психоэмоционального перевозбуждения в игре наступает ответная реакция – полного опустошения

После длительного психоэмоционального перевозбуждения в игре наступает ответная реакция, и человек встает от монитора полностью нравственно опустошенным. А адреналин и эмоции, полученные во время игры, снова и снова тянут человека к игре. Так присутствие увлеченного геймера в игре становится реальным, а вот существование в реальном мире – наоборот, призрачным. В моем детстве компьютерные игры были одной из наших общих дворовых забав, мы играли в них коллективно. Сейчас каждый имеет дома все необходимое для игры, поэтому игры – да и вообще электронные технологии – разобщают людей, подменяют реальную жизнь виртуальной.

Если молитва дает человеку силу и импульс для творческой деятельности, то после компьютерной игры все совершенно наоборот. Много раз святые отцы советуют: встал с утра с постели – сразу помолись, принеси Богу «начатки» ума, самые чистые, продуктивные и творческие помыслы. Геймер все свои самые мощные творческие импульсы тратит на игру, поэтому в реальной жизни для созидания и решения важных задач сил уже не остается.

Такой же результат может быть не только от компьютерной игры. Иногда после просмотра какого-нибудь новомодного фильма чувствуешь в себе такое же нравственное опустошение. Так происходит, когда создатели кинопродукции только паразитируют на зрительских эмоциях, а не пытаются донести какую-то положительную авторскую идею. А в пост, когда человек добровольно отрешается от развлечений, его душа утончается, обостряется духовное зрение. Поэтому даже невинное с виду развлечение может выбить человека из колеи. Даже просмотр или чтение новостей выводит из мирного состояния и отравляет душу раздражением, озлоблением, осуждением.

Мы, дети коммунистического атеизма, наломали в свое время кучу дров. Мало того, что были безоружны перед грехами, так еще и любые действия страстей в нас принимали за природные склонности. А поскольку мы не боролись со страстями в юности, то, когда вошли в Церковь, пришлось уже сражаться не с беззубыми щенками, а с настоящими цепными псами. И воюем с ними до сих пор. Поэтому наши дети, рожденные в церковной ограде, имеют определенное преимущество по сравнению с нами. И наш долг – не только бороться со своими страстями, не только молиться за детей, но и научить детей невидимой брани. А для этого как раз и нужно знать, как какая страсть действует и что ей противопоставить.

Честно говоря, я не сторонник глобальных запретов детям всего. Так можно легко перегнуть палку и превратить семью в православное гетто. Тогда ребенок может в ответ начать и действовать, как в гетто: тайком, бунтуя, – и при первой возможности бежать. Выросший в запрещениях человек обычно мечтает только о том, чтобы сбросить с себя ненавистные оковы. Бывает, что такой ребенок выходит из православной семьи и с жадностью набрасывается на все, что ему запрещали.

В идеальной семье все любят друг друга и доверяют друг другу. В наше время, наверное, невозможно вырастить детей в изоляции от компьютерных технологий и кино, даже если дома нет телевизора. Дело родителя – быть для ребенка авторитетом. Авторитетом не потому, что папа сильнее и может наказать, а потому, что папа и мама мудрее, познали в своем опыте многие искушения и научились преодолевать хотя бы некоторые из них.

В пост мы отсекаем ВСЕ развлечения. И если кому-то становится от этого плохо – значит, человек пленен

Поэтому я действую, исходя из принципа: «Все мне позволительно, но не все полезно; все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною» (1 Кор. 6: 12). С одной стороны, я советую детям, что им почитать и посмотреть. С другой стороны, наблюдаю, что они выбирают сами. Конечно, родители должны знать, что у детей на книжной полке и какие музыка и игры у них в телефоне. И тут уже однозначно душевредные вещи должны запрещаться, а зло, маскирующееся под видом добра, надо обличать аккуратно и в нужное время.

И самое подходящее время для этого – пост. В пост мы отсекаем ВСЕ развлечения. И если кому-то становится от этого плохо – значит, человек пленен. Если хочешь развлекаться, когда надлежит говеть, – значит, ты раб греха, а не свободный. Рабом греха быть не хочет никто. Нужно только увидеть в себе это рабство – и это уже будет началом освобождения, которое совершается через молитву и пост.

Но самый лучший способ не дать попасть в рабство и себе, и детям – заниматься чем-нибудь всем вместе. Вместе играть в подвижные и настольные игры, отдыхать на природе, крутить педали, вместе ходить на службу, причем стараться, чтобы дети активно в ней участвовали, вместе смотреть фильмы и обсуждать их. Детям нужно опытно почувствовать благодать от богослужения, радость Пасхи, необходимость Причащения – и этот детский опыт они не забудут уже никогда.

Источник: Pravoslavie.ru